На велосипеде по Кольскому Полуострову. Август 2017.

Поселок совсем небольшой, хоть и является районным центом – всего около 2 тысяч жителей, почти половину из которых составляют саами, а вторую половину – коми. Ну и еще представители других народов, включая русских. Кстати, многие здесь, в “нижних тундрах” в Пскове, почему-то наивно полагают, что саами – это чукчи. Вовсе нет! Саами – вполне европейцы, хотя, конечно, расовые отличие заметны, особенно – когда вокруг много народа. Но совсем явно отличает их разве что маленький рост, однако в большей степени это характерно для старшего поколения – люди пожилые и по росту, и по комплекции там похожи скорее на детей, даже – не на подростков. Но молодежь – роста вполне среднего, с весьма симпатичными (не без легкой экзотики) лицами, и все очень доброжелательны и дружелюбны к чужакам.

Если кому интересно – вот наиболее яркая и известная представительница народа саами, певица Мари Бойне. Это запись 1997 года, где она выступает со своим интернациональным бэндом на фестивале “Джаз-балтика”.

Кстати, сама Мари Бойне часто выступает на Кольском, и даже несколько лет назад отыграла большой концерт на Саамских Играх в Ловозере – так что поселок этот, в культурном отношении, будет даже покруче, чем некоторые наши города в “средней полосе”…

Подкатив к Саамскому культурному центру, я припарковался и расспросил у прохожих, что тут к чему – мне первым делом нужна была столовая “Тундра” и Музей Саами. Все это оказалось совсем рядом, на той же улице (Советской). Вот как выглядит Культурный центр, там внутри какие-то мастер-классы по народным ремеслам плюс выставка изделий, но все это как-то ориентировано на зимнее время, да еще редакция районной газеты со стандартным названием “Ловозерская Правда”, на русском языке. Кстати, одна из старейших газет в Мурманской области – уже 80 лет не меняет своего названия!

В столовой я взял уху из местных рыб, котлеты из мяса местных селькохозяйственных животных, компот из местных ягод и какой-то уж совсем в данном контексте “некошерный” салат оливье… Получилось все на удивление дешево (200+) и сытно, после чего я отправился в музей.

Располагается он в неприметном здании 50-х годов постройки, обшитом ярким синим сайдингом. Вход – 25 рублей.

Экспозиция, конечно, не слишком богатая – начинается от каменных топоров, которыми саами пользовались еще лет 400 назад, и заканчивая нашими днями. А точнее – 60-ми годами прошлого века. Ну и еще всяческие реконструкции, например, вежа – летнее жилище пастухов.

В центре – большой фрагмент скалы с петроглифами II тысячелетия до нашей эры. Точно такие же я видел в местечке Заварлуга в Карелии.

Неудивительно – народ саами представляет собой реликтовые остатки древнейшего, еще “доиндоевропейского” населения Европы, и даже язык саами, формально входя в финно-угорскую семью, сильно отличается от родственных языков, и примерно треть его лексики не показывает никаких связей с изученными живыми и мертвыми языками, как финно-угорскими, так и индоевропейскими.

Осмотрев экспозицию, я разговорился с женщиной-смотрителем и узнал много для себя нового. Например, та же Мари Бойне в своих интервью, говоря о норвежцах, называет их не иначе как “угнетатели”, и оказывается, что похожие обиды на “титульную нацию” есть и у наших кольских саами. Ситуация, как я понял, для малочисленного народа (их не более 2 тысяч на Кольском) критическая, язык постепенно забывается и деградирует, чему немало способствовали действия властей за последние 70 лет. Еще до войны для саами была разработана азбука на основе латиницы, потом ее, с целью экономии (на пишущих машинках и типографских шрифтах – компьютеров-то еще не было…) перевели на кириллицу, а в 50-е годы – вообще упразднили, и детей в школах жестко наказывали, если они начинали говорить на родном языке. И вот так выросло два поколения. Сейчас же разработали еще одну, самую новую азбуку, опять же на базе кириллицы, но, как призналась мне женщина, для которой язык саами – родной, она нередко пытается прочесть слово, написанное этой новой азбукой, и никак не может его “опознать”. К тому же язык саами делится на кучу диалектов, носители которых с трудом понимают друг друга, совершенно отсутствует научно обоснованная грамматика, и, таким образом, немногочисленная литература на родном языке оказывается понятной лишь односельчанам. Печально!

И еще один момент. С середины XIX века на Кольский стали активно переселяться коми-ижемцы. И процесс этот идет и в наши дни! Причем коми, изначально обладая более развитой культурой, в плане материальном “обходят” саами и становятся доминирующим народом в районе. “Они, конечно, люди предприимчивые, но еще и – наглые! Нам до них далеко…” – посетовала женщина, и добавила, что последние лет 70, с началом индустриализации Кольского полуострова, очень многих жителей отдаленных поселков, чьи территории отчуждались под строительство заводов и электростанций, переселяли именно в Ловозеро. Так что, по ее словам, “у нас в Ловозере теперь так же, как у вас на Руси после монголо-татарского нашествия”. Весьма спорная аналогия, но – мысль смелая! Вскоре я убедился, что так оно и есть.

После посещения музея я отправился кататься по поселку. Впрочем, кататься там особо и некуда – там фактически две улицы, петляющих возле протекающей через поселок реки Вирмы, все берега которой уставлены лодочными гаражами – там у каждого есть моторная лодка!

И вот возле гаражей меня встретила компания из мужчины и двух подростков, предложившая мне купить у них морошку. Морошка мне была не нужна, но внешность у всех троих была потрясающая – настоящий индейцы! Орлиные носы с горбинкой, темные глаза, скулы, прямые черные волосы, причем – довольно длинные у всех. Я не выдержал, спросил – “…простите, а вы из какого племени?” Оказалось – это ненцы! Я тогда спросил, много ли их здесь, они ответили, что теперь уже да, немало – в поселке процентов 10, если не больше. Ненцы начали переселяться на Кольский с полуострова Канин лет 200 назад, сначала жили они отдельно от саами, но с началом индустриализации основная часть из них была постепенно переселена в Ловозеро.

Я поблагодарил ненцев за интересный рассказ и поспешил вниз по реке к озеру Поповскому, через которое протекает Ирма перед впадением в озеро Ловозеро – третье по величине на Кольском после Имандры и Умбозера. По дороге в чьем-то дворе я как раз и увидел старый чум, фото которого и стоит в начале этой главы. Вообще чум никогда не был традиционным жилищем саами. Они, строго говоря, не являются буквально кочевым народом – просто летом переходят на летние пастбища, где живут в шалашах-вежах, а зимой возвращаются в свои полуизбушки-полуземлянки. Чумы (“куваксы”) их научили делать ненцы, для которых кочевничество было традиционным образом жизни. Ну а коми научили местных более эффективным технологиям оленеводства и специфическим методам шитья одежды из оленьих шкур.

Вот красивая лесотундровая рощица возле озера Поповского, где проходят Саамские игры и прочие массовые гуляния.

Я же намеревался искупаться в довольно теплом озере. Правда, везде были понатыканы таблички – “купаться запрещено” – но в большей степени мешали не они, а полчища комаров. Пришлось довольно долго искать продуваемое место, чтобы комфортно искупаться. За озером синелись восточные отроги Ловозерской тундры, и что-то снегу на них было многовато.

После купания я прокатился еще немного – до озера Ловозера. Там, на территории геофизической обсерватории “Ловозеро”, я увидел палатку и сидящего около нее человека, сильно покусанного комарами. Оказалось – “автостопщик” из Беларуси! Потом мы с ним еще раз встретимся…

А вот и Ловозеро –

Теперь надлежало вернуться километров на 20 к Западу и свернуть на Юг, в сторону поселка Ревда. Правда, у меня был еще помечен пункт программы – “посещение руин аэропорта”, но, к приятному удивлению, аэропорт оказался вполне себе действующим!

Свернув с Ловозерской дороги, я сразу же увидел хорошо знакомый силуэт ущелья, через которое мне предстоит идти на перевел Эльморайок и дальше на Сейд-озеро.

А скоро увидел и припорошенную снегом Ловозерскую тундру.

В 2014 году верхушки были скрыты облаками, но снега-то не было.

Ну и часа в четыре я уже был на северной окраине Ревды. До центра оттуда – километров 7, и еще столько же – до Карнасурта.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Читайте также:

error: Содержание защищено от копирования !!