Былинный сказ о Покатушке на р.Керчу

post-203-1187096752Сказание о покатушке.

[читать под бренчание гуслей]

В некотором царстве, заполярном государстве жили были три богатыря. Старшой – Сергей Мурманец был с лица весел, бородою тёмен, крутил могуче и неторопливо, аки истинному богатырю полагается. Средний – Злыдня Джафарыч головою был гол, с лица небрит да с интернета боянист. Младшенький – Саша Харович был мал да удал, в тридевятое царство катал, все втулки поломал.

Собрались как-то богатыри в края дальние к Керчи-реке. Силушку богатырскую потешить, лешим люлей навалять, да кикимор местных за телёса пощипать. Встали они ни свет ни заря, поклонились красну солнышку, сели на коней железных да поехали в лабаз, что жиды рассейские на каждой тропочке пооткрывали. Накупили там сухофруктов персидских, да сникерсов заморских да и про живую воду без газа не забыли.

Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Прикатили богатыри в град Мурмаши, где Ромко-скороход работает, да призадумались, как дальше ехать.

Вдруг видят – идёт навстречу старичок-лесовичок. Не тверёз, не пьян; не грустён, не весел, с утра балду пинает всё про лес знает.
Поклонились богатыри старику, да спрашивают: «Как бы нам, дед, до Керчи докатить. Силушку богатырскую потешить, лешим люлей навалять, да кикимор местных за телёса пощипать, уж больно любо нам дело это». Молвил им старичок: «Не видать вам, славные богатыри, реки Керчи. Стоят в лесах печенеги заставами, не пропустят вас без грамот охранных». «Чё-то ты, дед, гонишь» — засумлевались богатыри — «Прорвёмся!». И поскакали дальше.

 

 Долго ли, коротко ли, а выбрались три богатыря на дорогу чудную, палками переложенную да каменьями пересыпанную и РЕАЛЬНО по ней поскакали. Вдруг, откуда ни возьмись, мчится им навстречу чудище огромное, синее да дымное. И не берёт то чудище ни меч-кладенец, ни шестигранник-универсал. Делать нечего – стали богатыри с дороги в лес спрыгивать. Прыгнул Саша Харович – по лодыжку в сыру землю вошёл. Прыгнул Злыдня Джафарыч – по голень в сыру землю вошёл. А прыгнул Сергей Мурманец – по колено в сыру землю вошёл. А фигли вы хотели – болото кругом! Промчалось чудище мимо и кричит человечьим голосом: «3аипали по рельсам шляться!».

Вопчем, скакали богатыри четыре четверти часа да ещё четыре четверти и оказались на распутье. Глянул Сергей на карту самотканную и молвил: «Чую, дорогу мы выбрали недобрую. Прямо по шпалам поскачем – коней железных потеряем, колёса перетягивать придётся. Налево поедем – в полоне у печенегов головы сложим. А направо поедем – и вовсе солью в булки схлопотать рискуем. Вертаться нам надобно».

Поскакали они обратно в град Мурмашинский. Накупили там яств нажористых да медовухи светлой, да покатили в леса местные, к другим витязям былинным на стрелку.

Долго ли катили, долго ли грязишшу месили, а выезжает им навстречу добрый молодец да красна девица. С лица кручинные, до колен заляпаные. И молвил добрый молодец:
— Говна меси… Тьфу! В смысле гой еси, лоси-богатыри! Куда ломите, куда путь-дорогу держите?
— А катим мы к витязям на стрелку. Рулём повертеть, да колесом поскакать. А ты кто таков будешь, чего буйну голову ниже штыря подсидельнага повесил?
— Я – Плюс-витязь. Провожаю боярыню Наталью в стольный град Мурман. А кручинюсь, ибо повадилась у нас над становищем царь-птица железна летать. Быстра птица аки шоссер, велика аки шлем Банана и тяжела аки Стелс дорожный. Зело переживат боярыня за дщерь свою – Забаву Натальишну, кабы не случилось одиннадцатое сентября какое. [здесь и далее боярыня Наталья многозначительно молчит, ибо издавна на Руси не пристало баб… боярыням встревать, когда витязи человечьим голосом молвят].
— Аки стелс, говоришь, тяжела – задумался Сергей Мурманец. — А что, не катнуть ли и мне до града стольного, а то чё-та я, кажись утюг там забыл зело включонный, да и бызнец у меня там срочный и немеряный. Вали-ка ты, Плюс-витязь, с богатырями Забаву Натальишну выручать, а я, так и быть – спомогу боярыне до града Мурмана докатить.
Сказал и покатил с боярыней прочь.

Ну а богатыри вкрутили Забаву Натальишну от царь-птицы спасать да яства жрать. Докрутили до речки Кротовой, кротов ловили-ловили, да не выловили. Так, повыпендривались, да свалили.

Подкатили к становищу и гаркнули зычно: «Кто в жёлтой палатке живёт, кто коньяк со сникерсом жуёт – выходи строиться!».
Вышли им навстречу мущщина представительный, да девица, краше которой тока пива холодного в жару попить. [М-да. Бытовой алкоголизм и хорошая потенция несовместимы] И молвил мущщина:
— Я – Иисус-златы-втулки, а девица – Забава Натальишна. Кланямся слегонца и вельми к столу просим.
— Дык, это, Златовтулкый, а как же царь-птица, что размахом шлем Бананов превосходит, а весом — Стелс сталюжный?
— Забейте, славны богатыри, на птицу нелепую. У неё когти резиновы и клюв зело круглый – видать, неплотоядная тварь.

Возрадовались тут богатыри, покидали коней железных, рассупонили доспехи колено-голень, да пожаловали к столу. Наварили на костре макарон, разлили алкохоль всяческий по стаканам, да и учредили пир на весь негустонаселённый мир. И я там был, макароны варил, дрова рубил, фотки малевал, народ развлекал – рабовладельцы, мля!!! А с другой стороны – пиво пил, макароны ел, с дровами особо не напрягался (сушняка там дофига), фоток не особо нащёлкал, сам резвился не по децки – нормально все, короче, так брюзжу, для проформы!

Насиделись, значиццо, накушались, оттопырились по-людски, да домой засобирались. Стали, значиццо, сворачивать скатерть-самобранку, палатку-самоспанку, топор-весь-лес-попёр, да пенку-поджопную-хреньку. Сворачивают-сворачивают, а всё выходит, что Забаве Натальишне самый аццкий рюкзачищще везти выходит.

Ну и фиг ли – долго сказка сказывается, недолго у богатырей дело делается – взгромоздили на Забаву самый нелепый рюкзачок с топором, отдали рюкзачище огроменный Плюсу-витязю, прикрутили сверху ещё один, да и покатил он аки ахтобус аглицкий двухэтажный. А богатыри с Иисусом-златы-втулки и Забавой позади вкрутили.

Долго ли крутили, коротко ли, на первой звезде, али на третьей – то мне неведомо. А ведомо, что прикатили они к развилке дорожной и молвил Злыдня Джафарыч:
— Так, я, пожалуй, поехал один, а то у меня дома собака всю квартиру обгадит. С девяти утра с вами катаюсь.
— Ну раз надо – так кати, а сказку зачем портить своей прозой жизни? — насупились добры молодцы (и красна девица).
— Упс! Исправлюсь – пообещал Злыдня Джафарыч.
Ударился он о землю, обернулся лосём сохатым и вломил аки наскипидаренный в стольный град Мурман. Писят минут катил, а уж тут как тут.

Ну а тут сказке и конец, ибо как остальные катили почти четыре часа – это не сказка, а суровая правда жизни.

Покатушка состоялась 12 Августа 2007 г.

Ветка по покатушке и оригинал отчёта на Форуме Nordbike.ru

автор: Jafar

Обсуждение статьи.

Читайте также:

error: Содержание защищено от копирования !!